Мошенники

«Юлмарт» попал на миллиард — контрагенты требуют банкротства ритейлера

Суд начал процедуру банкротства операционной структуры некогда крупнейшего в России интернет-ритейлера «Юлмарт». Претензии контрагентов к ней приблизились к 1 млрд руб., половина из них — обязательства перед дистрибуторами. Хотя «Юлмарт» практически закрыт, корпоративный конфликт, из-за которого случился крах компании, до сих пор не урегулирован.

Заявленные в суде претензии к ООО «Юлмаркет», операционной компании ритейлера «Юлмарт», достигли 925 млн руб., выяснил “Ъ” по данным «СПАРК-Интерфакс». 20 мая Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области ввел процедуру наблюдения в отношении этой компании. Заявление о собственном банкротстве «Юлмаркет» подал еще в январе, оценив свои долги в 4,4 млрд руб.

С тех пор крупнейшие претензии выставили дистрибуторы OCS Group, «Марвел-Дистрибуция», Staten и 3Logic. Каждый из них требует более 100 млн руб. за поставки товаров. Счета «Юлмаркета» заморожены с 19 марта.

В апреле иск о собственном банкротстве подала и материнская компания «Юлмаркета» ООО «Каисса», оценив свои обязательства в 612,8 млн руб. Она принадлежит Евгению Маслову, партнеру предпринимателя Дмитрия Костыгина, одного из совладельцев «Юлмарта». Именно он и еще один совладелец ритейлера Август Мейер контролируют и «Юлмаркет», утверждает бывший гендиректор ООО «Юлплейс» (также входил в группу «Юлмарта») Вадим Степанкин. В феврале эта компания тоже подала на банкротство, сообщал “Ъ”. В отличие от «Юлмаркета» «Юлплейс» принадлежит кипрской Ulmart Holding Ltd (UHL), тоже банкротящейся. Ликвидатор UHL назначил Вадима Степанкина директором в российских компаниях «Юлмарта» в 2019 году, сейчас он оставил управление ими. В декабре «Юлмаркет» подал иск к «Юлплейс» на 1,1 млрд руб.

Конфликт акционеров «Юлмарта» тянется с 2016 года. Совладельцы ритейлера, Дмитрий Костыгин и Август Мейер с одной стороны, Михаил Васинкевич — с другой, разошлись во взглядах на его развитие. В результате компания потеряла лидерство в российском онлайн-ритейле и накопила долги. В 2018 году Лондонский суд обязал Дмитрия Костыгина и Августа Мейера выкупить долю Михаила Васинкевича за $67 млн, но сделка не состоялась, в чем стороны винят друг друга. После этого участники конфликта инициировали тяжбы и в других юрисдикциях.

Как заявил “Ъ” Михаил Васинкевич, проект «Юлмарт» закрыт окончательно, а стороны конфликта «в очередной раз» готовят к подписанию мировое соглашение.

По мнению господина Степанкина, представляющая интересы Михаила Васинкевича инвесткомпания A1 «однозначно будет добиваться признания своей правоты до самого конца, если мировое не будет заключено». Дмитрий Костыгин отказался от комментариев.

Еще в ноябре 2019 года совладельцы ритейлера планировали урегулировать конфликт и привлечь инвесторов. В презентации проекта говорилось, что 100% «Юлмарта» перейдут к владельцу Петербургского нефтяного терминала Михаилу Скигину: его компания Ledaro кредитовала «Юлмарт» в 2016 году, а осенью 2018-го подала иск о банкротстве UHL. Теперь между структурами, связанными с ритейлером, идет борьба за ее активы, считает источник, знакомый с деталями конфликта: у компании в собственности остались два крупных пригородных центра исполнения заказов, в которые инвестированы «миллиарды рублей».

Если должник самостоятельно подает заявление о банкротстве, перспективы погашения требований низкие, считает руководитель проектов юридической группы «Яковлев и партнеры» Андрей Набережный: «Учитывая состояние компании, кредиторам придется побороться за свои деньги. Многое будет зависеть от выявленных активов и сделок, которые можно оспорить». Партнер фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин добавляет, что, по статистике, кредиторы третьей очереди, чьи требования не обеспечены залогом или поручительством, получают пять копеек на каждый рубль долга.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *