Мошенники

Как через «Российское энергетическое агентство» замминистра 600 миллионов вывел

Дорогостоящую систему сбора данных обо всем топливно-энергетическом комплексе России — проект ГИС ТЭК — придумали, чтобы бороться с нелегальным бизнесом и уходом от налогов. Однако пока главным его реальным результатом стало уголовное дело о хищении 600 миллионов рублей из бюджета; его фигуранты — топ-менеджеры одной из крупнейших российских технологических компаний «Ланит» и заместитель министра энергетики Анатолий Тихонов. IT-редактор «Медузы» Мария Коломыченко рассказывает об этой истории, в которой были и переговоры, секретно записанные на телефон, и отчеты о взятках, переданные через ведро в женском туалете.

Взятка через урну

Накануне нового, 2016 года у Алексея Савина, советника генерального директора небольшой IT-компании «Информационные системы связи и безопасности» (ИССБ), было совсем не праздничное настроение. 28 декабря он попросил свою подчиненную зайти в кафе «Лимончелло», расположенное рядом со зданием «Российского энергетического агентства» (входит в Минэнерго) на улице Щепкина, и оставить в урне женского туалета платежное поручение — о том, что 20 миллионов рублей переведены на счет фирмы «Тритон».

Эти деньги — первая половина взятки, которую у Савина потребовал начальник дирекции по информационным технологиям «Российского энергетического агентства» Роман Щербов. Деньги должны были прийти давнему знакомому Щербова Игорю Удинцеву — на счет подконтрольного ему «Тритона». Об этом говорится в материалах уголовного дела в отношении Щербова и Удинцева (есть в распоряжении «Медузы»).

Сам Алексей Савин в показаниях следствию объяснил, почему ему пришлось заплатить откат чиновнику.

В 2015 году компания Савина ИССБ несколько месяцев боролась за контракт «Российского энергетического агентства» на поставку системы хранения данных (СХД) для проекта ГИС ТЭК (подробнее о проекте читайте ниже). Компанию дважды не допускали к конкурсу на право заключения контракта, ей приходилось жаловаться в антимонопольное ведомство. После второй такой жалобы Савину позвонил неизвестный мужчина и назначил встречу, чтобы «обсудить сложившуюся ситуацию по конкурсу», — впоследствии выяснилось, что это был сам начальник дирекции по информационным технологиям «Российского энергетического агентства» Роман Щербов.

На встрече он подробно объяснил Савину, что его компании не нужно участвовать в этом конкурсе. «Даже если ИССБ победит в конкурсе, то в любом случае не получит денежных средств даже в ходе судебных разбирательств, так как они смогут сделать все, чтобы предлагаемый ИССБ товар не соответствовал требованиям Минэнерго по техническим показателям», — так Савин описывал угрозы со стороны Щербова (а также его коллеги) в своих показаниях. Несмотря на это в ноябре 2015 года ИССБ все-таки выиграла конкурс — и подписала контракт с «Российским энергетическим агентством» на 70,4 миллиона рублей, в рамках которого обязалась поставить организации оборудование компании IBM.

Дальнейшие разговоры с Щербовым о поставках по контракту Савин предусмотрительно записывал на диктофон. В том числе, например, то, как чиновник объяснял преимущества закупки более дешевого оборудования Hitachi вместо оборудования IBM. «Щербов сообщил, что… его руководители возражают против поставки оборудования IBM ввиду того, что размер их денежных средств, которые необходимо передать им в качестве отката, будет существенно меньше при поставке оборудования IBM», — утверждал в своих показаниях Савин. 

Чтобы подкрепить эту позицию официальным документом, Щербов трижды обращался в компанию IBM и просил «подготовить письмо на официальном бланке о том, что продукция компании не соответствует требованиям, заявленным для конкретного аукциона» — а также жаловался, что IBM ему отказывает. Об этом говорит в своих показаниях (имеются в распоряжении «Медузы») специалист по развитию бизнеса IBM Виталий Воронин. 

Однако отказаться от поставки оборудования IBM по контракту все-таки не удалось, и тогда Щербов предложил Савину «удешевить его [контракта] стоимость путем замены дисковой группы… на худшее оборудование», обещая, что «при приемке товара не должно быть никаких препятствий». Сэкономленные за счет удешевления комплектации деньги ИССБ должно было перевести в адрес компании «Тритон», подконтрольной Игорю Удинцеву — давнему знакомому Романа Щербова, следует из материалов дела. Для этого между компаниями заключили «два договора на выполнение мнимых работ по пусконаладке и залогу оборудования IBM». Размер взятки должен был составить 40 миллионов рублей.

После пробного запуска оборудования IBM сотрудник «Российского энергетического агентства» составил «акт без даты, в котором было указано, что оборудование по нескольким пунктам не соответствует заявленному в государственном контракте». По словам Савина, этот акт был фиктивным и должен был служить гарантией перевода взятки от ИССБ на счет «Тритона». Платежное поручение о переводе первых 20 миллионов рублей и подписанные фиктивные договоры между ИССБ и «Тритоном» Роман Щербов велел оставить в урне женского туалета ближайшего кафе — это он «дал понять» Савину жестами, говорится в показаниях последнего. 

На следующий день Щербова и его знакомого Игоря Удинцева арестовали. Первого обвинили в получении взятки (статья 290 Уголовного кодекса РФ), а второго — в посредничестве во взяточничестве (статья 291.1 УК). Они частично признали свою вину и раскаялись, следует из материалов дела, при этом Щербов отметил, что «со стороны Савина имела место провокация». В июле 2017 года суд приговорил Щербова и Удинцева к восьми с половиной и семи с половиной годам лишения свободы соответственно.

Сам Алексей Савин в разговоре с «Медузой» признает, что историю с поставками оборудования и передачей взятки контролировала полиция, но никакой провокации с его стороны не было. По поведению Щербова было понятно, что вымогательство взятки не его личная инициатива, а «общая воля» [руководства], и поэтому жаловаться в «Российское энергетическое агентство» было бессмысленно, объясняет свою позицию Савин. «Я обратился в УВД по Северо-Восточному административному округу Москвы после того, как стал получать требования о передаче взятки, а сотрудники полиции, в свою очередь, уведомили ФСБ России и организовали встречу с курирующими офицерами управления „П“, но реализацию УВД взяло на себя», — так он описал «Медузе» свое сотрудничество с силовиками.

Эта попытка ИССБ поработать с агентством Минэнерго в качестве поставщика закончилась не только стрессом для Савина, но и денежными потерями для самой компании. «Российское энергетическое агентство» разорвало договор с ИССБ под предлогом поставки несоответствующего оборудования и потребовало вернуть более 71 миллиона рублей — всю сумму контракта и штраф. Компания-подрядчик в ответ пыталась оспорить разрыв договора, утверждая, что акт о несоответствии оборудования конкурсным требованиям был фиктивным и сделан сотрудниками «Российского энергетического агентства» в качестве рычага давления для получения взятки.

«Мы поставили в „Российское энергетическое агентство“ все необходимое в соответствии с техническим заданием оборудование и согласовали с полицией, что, несмотря на это, пойдем на подписание любых документов, которые сотрудники этой организации изготовят. Они изготовили фиктивный акт», — пояснил «Медузе» Савин. Суд первой инстанции встал на сторону «Российского энергетического агентства» и обязал ИССБ вернуть ему 47 миллионов рублей (это сумма за вычетом справедливой, по мнению суда, стоимости поставленного оборудования), однако компания оспаривает это решение в различных судебных инстанциях уже пятый год.

Роман Щербов освободился условно-досрочно в конце 2018 года. К тому времени силовики уже вели доследственную проверку в отношении генерального директора «Российского энергетического агентства» Анатолия Тихонова — но к уголовному делу она привела только через несколько лет. Этому во многом помогли как раз показания Щербова, которые он дал на своего бывшего босса.

Три года на проверки

В начале 2017-го система ГИС ТЭК, для которой так хотел поставить оборудование Алексей Савин, по плану уже год как должна была работать — но в реальности все еще не была сдана. «Информационная система ТЭК не введена в эксплуатацию в установленные сроки» — так был озаглавлен выпущенный в мае 2017-го отчет Счетной палаты. «До настоящего времени не исполнен договор на выполнение НИОКР стоимостью 607 миллионов рублей. Установленный срок окончания — не позднее 21 сентября 2015 года, то есть превышение составило более полутора лет», — говорилось, в частности, в заявлении аудиторов.

Идея создать единую систему, данные в которую будут передавать все государственные и коммерческие структуры, участвующие в производстве, транспортировке, переработке и продаже энергоресурсов, возникла еще в 2009 году. Поручение Минэнерго разработать такой законопроект дал тогдашний вице-премьер Игорь Сечин, курирующий ТЭК.

Изначально задумка была в том, чтобы система позволяла контролировать передвижение каждого барреля добытой нефти от скважины до потребителя. Это должно было помочь в борьбе с нелегальными мини-заводами по переработке нефти — так называемыми «самоварами», а также разными схемами по уходу от уплаты налогов, экспортных пошлин и акцизов. В дальнейшем в системе решили аккумулировать всю информацию из нефтяной, газовой и угольной сфер, электро- и теплоэнергетики, энергосбережения и энергоэффективности. 

В декабре 2011 года закон, регламентирующий правила работы системы, подписал президент Дмитрий Медведев, в 2012-м ее создание поручили Минэнерго, а министерство затем спустило основные задачи по этому проекту в свое «Российское энергетическое агентство». Его генеральным директором с 2013-го по 2019-й был Анатолий Тихонов, в дальнейшем назначенный на пост заместителя министра энергетики. На развитие ГИС ТЭК Минэнерго выделило «Российскому энергетическому агентству» субсидии на 968 миллионов рублей. Передать ГИС ТЭК в промышленную эксплуатацию, то есть полностью закончить работы по созданию и тестированию системы, планировалось до конца 2015 года.

Первым делом Минэнерго заказало выполнение ряда научно-исследовательских работ (НИР) с детальным описанием принципов функционирования ГИС ТЭК. В июле 2013 года эти работы проверила Счетная палата и выпустила разгромный отчет: аудиторы пришли к выводу, что «ни одно из запланированных мероприятий… направленных на создание ГИС ТЭК, не выполнено». Кроме того, они обнаружили нарушения при проведении конкурсов на выполнение НИР, некачественную работу подрядчиков и оплату фактически невыполненных работ.

Работы задерживала IT-компания «Ланит» — основной подрядчик структур Минэнерго по созданию ГИС ТЭК; с ней в 2014 году «Российское энергетическое агентство» заключило контракт на 607 миллионов рублей. Тогда это вызвало бурю негодования у конкурентов «Ланита»: два других участника тендера безуспешно жаловались в Федеральную антимонопольную службу на нечестную процедуру проведения тендера. Конкурсную комиссию, выбравшую «Ланит» подрядчиком, возглавлял тот самый сотрудник «Российского энергетического агентства» Роман Щербов.

В 2017 году после отчета Счетной палаты про ГИС ТЭК деятельность сотрудников Минэнерго начали изучать силовики; проверка шла на протяжении трех лет, об этом свидетельствуют документы, имеющиеся в распоряжении «Медузы». «По обращению Счетной палаты РФ проводятся доследственные проверки по фактам возможных финансовых злоупотреблений при расходовании средств на создание системы [ГИС ТЭК]. По их результатам неоднократно выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые отменялись в порядке ведомственного контроля, а также надзирающим прокурором. Окончательные решения по материалам не приняты», — говорится в письме заместителя генпрокурора России Юрия Пономарева от марта 2019 года (копия есть у «Медузы»).

И только 8 сентября 2020-го было возбуждено уголовное дело по части 4 статьи 159 Уголовного кодека («Мошенничество, совершенное организованной группой в особо крупном размере»). В его совершении обвиняют Анатолия Тихонова и его возлюбленную, советника Тихонова Романа Рыжкова, а также топ-менеджеров IT-компании «Ланит». Согласно версии следствия, изложенной в материалах дела (есть у «Медузы»), Тихонов и вице-президент «Ланита» Владимир Макаров разработали совместный «план совершения преступления»: сформировали техническое задание под контракт по созданию ГИС ТЭК так, чтобы он достался «Ланиту», а потом завысили стоимость выполняемых работ.

Выполненные «Ланитом» работы не соответствовали требованиям договора и «повлекли за собой невозможность нормального функционирования ГИС ТЭК», утверждает следствие, однако руководство «Российского энергетического агентства» подписало акты сдачи-приемки работ.

В распоряжении «Медузы» имеются копии двух актов сдачи-приемки нескольких этапов работ по созданию ГИС ТЭК в октябре и ноябре 2015 года: в них указано, что работы выполнены и стороны друг к другу претензий не имеют. Оба акта подписаны гендиректором агентства Анатолием Тихоновым и гендиректором «Ланита» Игорем Дуброво — однако на полях каждого из этих документов есть надпись от руки «при условии доработки». По версии следствия, подписание актов позволило перечислить «Ланиту» за некачественные и фактически не сделанные работы более 603 миллионов рублей, которые в дальнейшем были похищены фигурантами дела.

Деньги для «шефа»

В свой преступный замысел Тихонов и Макаров втянули других сотрудников «Российского энергетического агентства», компании «Ланит» и сторонних организаций — в частности, фигурантов предыдущего уголовного дела, касающегося ГИС ТЭК, — Игоря Удинцева и Романа Щербова; такова версия следствия. На этот раз Щербов в своих показаниях подробно описал всю схему мошенничества с бюджетными деньгами в «Российском энергетическом агентстве».

«Тихонов дал мне понять, что коммерческой прибылью подконтрольных ему субподрядчиков, возникающей в результате исполнения государственных контрактов, необходимо делиться с конкретным человеком, а именно — с Рыжковым Романом… на тот момент являющимся непосредственно советником Тихонова. А точнее, как выяснилось, делиться не конкретно с Рыжковым, а с подконтрольными ему организациями. <…> Часть коммерческой прибыли субподрядчика — это и есть по сути откат», — рассказал в своих показаниях (копия есть у «Медузы») бывший сотрудник «Российского энергетического агентства» Роман Щербов. 

По его словам, для организации преступной схемы по выводу бюджетных денег он познакомил Рыжкова со своим давним приятелем Игорем Удинцевым. «По сути, я просто выступил в качестве посредника при знакомстве и высказал волю Тихонова. После этого я убыл из кафе, а они остались договариваться вдвоем, как я понял, о суммах и откатах для Тихонова, получаемых в результате заключения и исполнения государственных контрактов», — рассказал Щербов. 

Об изъятом у Игоря Удинцева электронном документе, в котором «написаны суммы, фамилии и организации», Щербов сказал следователю: «Я предполагаю, что это планирование распределения денежных средств, полученных в результате сделки в виде откатов и иных расходов. <…> Как я предполагаю, „шеф“ — это Тихонов А. В., так как подобным образом его все называли в коллективе».

Об этом документе знает и Алексей Савин из ИССБ. «У Удинцева при задержании нашли записи дележа украденного по договору с другой компанией — „Ресурс Сервис“, где указано, кто и сколько получил. 30 миллионов рублей, согласно этим записям, ушло „шефу“», — рассказал «Медузе» Савин, который, по его словам, видел этот документ.

Анатолию Тихонову 51 год, он окончил МГУ по специальности «правоведение» и впервые попал на госслужбу в 1999-м: тогда его назначили зампредседателя комитета финансов администрации Санкт-Петербурга.

Спустя четыре года Тихонов занял пост вице-губернатора Красноярского края, при этом губернатором региона и его непосредственным начальником в то время был влиятельный политик Александр Хлопонин. После работы в Красноярском крае, в 2008 году, Тихонов перешел во Внешэкономбанк на позицию первого заместителя председателя и, проработав там пять лет, устроился в «Российское энергетическое агентство», подведомственное Минэнерго. Он возглавлял его вплоть до середины 2019 года, после чего был назначен заместителем министра энергетики. 

В 2014–2016 годах, когда, по версии следствия, совершались преступления по хищению бюджетных средств сотрудниками «Российского энергетического агентства», соратник Тихонова Александр Хлопонин занимал в правительстве пост вице-премьера. Это, по данным источников журнала «Компания», «могло давать Анатолию Тихонову в эти годы определенный иммунитет». Будучи замминистра энергетики, Тихонов входил в советы директоров «Россетей» и «Зарубежнефти», но в середине июля 2020 года, когда правоохранительные органы уже вели активную доследственную проверку, Тихонова вывели из состава обоих предприятий.

При этом адвокат Михаил Багмет, представлявший интересы замминистра Тихонова при его задержании и избрании меры пресечения, настаивает, что в материалах дела нет документов, подтверждающих наличие самого события преступления, а также доказательств вины Тихонова.

«Система ГИС ТЭК успешно функционирует и представляет собой программно-аппаратный комплекс, под который был написан специализированный софт. Оценка справедливой стоимости работ по созданию ГИС ТЭК — непростая задача, так как это во многом уникальная разработка. За полгода ведения расследования, которые предшествовали аресту Анатолия Владимировича Тихонова, следствие не приобщило к материалам дела заключения каких-либо экспертиз либо мнений независимых специалистов, которые бы свидетельствовали о том, что стоимость работ по разработке программы была завышена», — заявил «Медузе» Михаил Багмет.

Он также уверен, что заключение Тихонова под стражу ничем не обосновано. «Его обвиняют в экономическом преступлении, в российской практике есть большое количество примеров, когда обвиняемые по аналогичным статьям ожидали суда под домашним арестом даже при наличии более веских доказательств их вины. Например, так было с бывшим министром экономики Алексеем Улюкаевым и сотрудником Минобороны Евгенией Васильевой», — отмечает Багмет.

Ворох дел

В этой истории есть еще один примечательный эпизод: дело в отношении Тихонова сразу после возбуждения объединили с другим делом, которое МВД завело еще в марте 2020 года (копия постановления о возбуждении дела есть у «Медузы»). По версии следствия, сотрудники «Российского энергетического агентства» при заключении договоров на поставку оборудования для ГИС ТЭК использовали подложные документы, чтобы завысить стоимость оборудования более чем на 109 миллионов рублей. При этом аукционная документация была составлена в пользу компаний «Ресурс Сервис» и «Софтлайн Трейд», «используемых соучастниками для планируемого хищения», утверждают силовики.

В итоге оборудование было поставлено «Российскому энергетическому агентству» по заведомо завышенной цене, «что в последующем послужило основанием к противоправному перечислению денежных средств из бюджета РФ на счета используемых соучастниками организаций». Обвинение по этому делу уже предъявлено Игорю Удинцеву и Роману Щербову, им вменяют нарушение части 4 статьи 159 Уголовного кодека («Мошенничество, совершенное организованной группой в особо крупном размере») — но в материалах дела говорится о возможной причастности к совершению преступления людей, по которым ведется следствие в рамках дела о контракте с «Ланитом», то есть замминистра энергетики Анатолия Тихонова и других арестованных. Именно поэтому оба дела сейчас объединены.

Собеседник «Медузы», знакомый с ходом следствия, утверждает, что есть еще одно уголовное дело, которое теперь тоже может быть передано в Следственный комитет — для объединения с другими делами в отношении сотрудников «Российского энергетического агентства». С конца 2018 года МВД расследует действия сотрудников агентства и двух компаний-подрядчиков — «Строительной компании-2000» и НИСЛ «Ремстрой», которые, по версии следствия, украли более 100 миллионов рублей при исполнении госконтракта на реконструкцию зданий Минэнерго и подведомственных учреждений. Об этом говорится в письме прокуратуры Москвы (копия есть у «Медузы»). «Схема хищения бюджетных средств во всех этих делах практически идентичная, поэтому с большой долей вероятности занимались этим те же самые люди», — говорит источник «Медузы» в правоохранительных органах.

Вновь ставший обвиняемым Роман Щербов на момент подготовки материала не смог дать «Медузе» комментарии, ссылаясь на подписку о неразглашении. В Минэнерго и Следственном комитете на запросы «Медузы» не ответили.

IT-система ГИС ТЭК, которая по плану должна была начать работать в конце 2015-го, все-таки запустилась в промышленную эксплуатацию год назад, в октябре 2019-го. Незадолго до этого директор создававшего систему «Российского энергетического агентства» Анатолий Тихонов получил пост заместителя министра энергетики.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *