Мошенники

За что Борис Минахи мстит Якобашвили

18 июня 2019 года сотрудники ФСБ неожиданно нагрянули с обыском в частный музей «Собрание» Давида Якобашвили — сооснователя компании «Вимм-Билль-Данн», участника рейтинга 200 богатейших бизнесменов страны по версии Forbes и вице-президента Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). Интересовали спецслужбу не экспонаты «Собрания», а содержимое кабинета Якобашвили, расположенного в том же здании на улице Солянка в центре Москвы, рассказал Forbes источник, близкий к бизнесмену. Он также раскрыл возможную подоплеку дела по статье 159 Уголовного кодекса России («мошенничество»), обвиняемым по которому может стать Якобашвили (официально обвинений в адрес предпринимателя правоохранительные органы пока не выдвигали). По версии собеседника Forbes, преследование предпринимателя объясняется местью со стороны его бывшего друга и делового партнера Бориса Минахи. Как выяснил Forbes, чуть более года назад, в мае 2018-го, Якобашвили сам пытался привлечь Минахи к уголовной ответственности.

Тяжба на Кубани

В деле, из-за которого ФСБ пришла к Якобашвили, Минахи выступил заявителем: он пожаловался в ФСБ на попытку рейдерского захвата Ейского портового элеватора (ЕПЭ) — совместного проекта бизнесменов, сообщало РБК. Источник, близкий к вице-президенту РСПП, в свою очередь, заверял, что контрольный пакет акций элеватора Якобашвили дал Минахи «в долг», который тот не смог вернуть и прибегнул к давлению на партнера с помощью спецслужбы.

Источник Forbes, знакомый с Якобашвили, говорит, что прежде чем стать фигурантом уголовного дела, Якобашвили сам пытался инициировать преследование Минахи (который должен был Якобашвили «много денег») и его партнеров из-за событий вокруг ЕПЭ. Он заподозрил Минахи, совладелицу ЕПЭ и — по утверждению собеседника Forbes — супругу Минахи Екатерину Федорову, а также бывшего гендиректора предприятия Омара Омарова в нанесении ущерба элеватору на сумму 300 млн рублей в период с 2011 года. В какой именно форме был нанесен ущерб, источник Forbes не уточнил.

По его данным, Якобашвили в прошлом году подал заявление в Главное следственное управление Главного управления МВД (ГСУ ГУ МВД) по Краснодарскому краю. На основании этого заявления было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 201 УК (злоупотребление полномочиями). Фигурантам дела могло грозить до четырех лет лишения свободы, но расследование застопорилось. По данным источника, близкого к Якобашвили, дело в Краснодаре было сначала закрыто «по истечении срока расследования», затем снова открыто «по требованию прокуратуры», но после — закрыто повторно. По его словам, Якобашвили «готовит документы для возобновления рассмотрения этого уголовного дела».

ГСУ ГУ МВД по Краснодарскому краю действительно возбуждало уголовное дело по заявлению Якобашвили, подтвердил Forbes представитель управления по взаимодействию со СМИ МВД России (УОС МВД). Но «указанное уголовное дело к производству следователями Следственного департамента [МВД] не принималось, а было изучено в рамках ведомственного контроля и возвращено в регион для дополнительного расследования», пояснил представитель ведомства.

По его словам, в июне 2019 года дело было прекращено «по основанию, предусмотренному пунктом 5 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса России, и в настоящее время проверяется законность этого решения». Пункт 5 части 1 статьи 24 предусматривает прекращение уголовного дела при отсутствии «заявления потерпевшего, если дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению».

Обыск, «чтобы напугать»

Якобашвили и Минахи знакомы с детства, рассказывал Forbes деловой партнер Минахи Алексей Безобразов. Доверяя друг другу, они не заключали формальных договоров, что и привело предпринимателей в суды.

Еще до спора вокруг Ейского элеватора бизнесмены выясняли отношения в Мосгорсуде. Минахи пытался взыскать с Якобашвили $4,7 млн по якобы предоставленным последнему кредитам. Якобашвили утверждал, что никогда не брал у Минахи в долг, а, напротив, одалживал деньги партнеру без оформления необходимых документов. Минахи в ответ представил в суд копии договоров, экспертиза которых показала, что три документа из четырех — компьютерный монтаж. Иск Минахи был отклонен.

Как может развиваться расследование дела о мошенничестве после обысков в «Собрании», стороны конфликта не комментируют. Якобашвили отказался предоставить комментарий для этой заметки. Минахи на переданные ему вопросы не ответил.

Якобашвили, который в день обыска в своем музее находился в Женеве на конференции Международной организации труда, возвращаться в Россию, «пока идет давление», не намерен, утверждает знакомый предпринимателя. Обыск, по мнению бизнесмена, был организован, «чтобы напугать», пересказывает собеседник Forbes. «Он живет во Франции и в России денег не зарабатывает, а только тратит на музей», — заключил источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *