Без рубрики

«Столыпинский вагон», или ад этапирования Александра Григорьева

«Столыпинский вагон», или ад этапирования Александра ГригорьеваУже который год защита бизнесмена Александра Григорьева борется не только за его свободу и признание невиновности, но и за его законные права. Дело с обвинением Григорьева в выводе баснословных сумм из банка «Донинвест» получило свое начало еще в 2015 году, притом ранее распространенные в СМИ данные о хищениях порядка 50 миллиардов долларов США оказались благополучно забыты. Что же теперь? Теперь история становится интереснее: Григорьев не только оказался заключенным под стражу даже при готовности внести залог на сумму якобы причиненного ущерба, но и подвергся этапированию в нечеловеческих условиях из Ростова-на-Дону в Москву, а потом и в обратном направлении. В числе аналогичных «радостей» оказался арест всего его имущества, а также реальная опасность утраты имеющегося у Григорьева бизнеса.К вопросу об этапировании Александра Григорьева – для чего нужны были эти действия, если следствие должно проводиться по месту якобы совершения преступления, в котором обвиняется бизнесмен? Напомним, что задержание Григорьева производилось отрядом полиции специального назначения во время ужина в ресторане, публично и с применением силы. Сложно объяснить намерения правоохранительных органов, учитывая, что Александр Григорьев не проявлял агрессии, своевременно и по доброй воле являлся на все процессуальные действия, да и в принципе, скрываться от следствия не собирался. В этом просто не было необходимости, потому как его во вменяемых ему преступлениях просто нет.Громкое и некрасивое задержание привело Григорьева в СИЗО, где условия содержания только и оставляли желать лучшего, а дополнительным негативным фактором стало лишение его возможности общаться со своей семьей и несовершеннолетними детьми. По мнению следствия, такое общение могло навредить расследованию, однако, не понятно, чем. Все события вкупе негативно сказались на здоровье Александра Григорьева, что привело к обострению уже имеющихся хронических заболеваний, в том числе сердечно-сосудистой системы. К слову, здесь права Григорьева также оказались нарушены, а именно: следствие отклонило все ходатайства защиты об оказании Григорьеву квалифицированной медицинской помощи в специализированном медучреждении. Как видно – сплошные нарушения налицо, но этапирование Григорьева вообще отдельный разговор.Повторимся, необходимости в этапировании Александра Григорьева в ходе проведения следственных действий не было. Тем не менее, факт имел место. Мало того, что Григорьева содержали под стражей с уже подорванным здоровьем без оказания надлежащей помощи, но транспортировка оказалась истинным адом. Первое этапирование из Москвы в Ростов-на-Дону фактически произошло за счет самого Григорьева. Против собственной воли и за собственные средства, принудительно полученные сотрудниками полиции, Александр Григорьев оказался доставлен в Москву пассажирским самолетом. Разве таким образом происходит этапирование? В январе 2016 года последовала вторая транспортировка Григорьева, но уже в обратном направлении, из Ростова-на-Дону в Москву. Так вот, здесь ситуация оказалась еще хуже. Путь, продолжавшийся свыше девяти дней, проходил в переполненных «столыпинских вагонах», в купе которых помещалось по 15 человек вместо положенных 6 максимум. Руки постоянно были скованы наручниками, конвоируемые связаны между собой групповыми цепями, а их перемещение разрешалось только на корточках и с опущенной головой. Любое неповиновение сопровождалось для конвоируемых, в том числе для Александра Григорьева, ударами по голове резиновой дубинкой. Не было возможности даже рассмотреть дорогу под ногами, не говоря уже о том, чтобы оглянуться по сторонам. Нередко к здоровым людям подсаживали людей, страдающих открытой формой туберкулеза. Вместо горячей пищи выдавался лишь «сухой паек», питаться которым со скованными руками и всей ручной кладью было весьма проблематично. У одного Григорьева личных вещей имелось порядка двадцати килограмм, которые находились с ним на протяжении всего периода этапирования. Столкнуться пришлось и с «пересыльными тюрьмами», где в маленькие камеры размещали одновременно более 60 арестантов вместе с личными вещами. В полной антисанитарии, соседствуя с крысами и тараканами, люди не имели даже возможности присесть, не мечтая уже об отдыхе лежа. Как видно, несмотря на то, что человечество вступило в XXI век, некоторые стороны жизни не претерпели существенных изменений в лучшую сторону, оставшись в какой-то мере на примитивном уровне. Иначе такое отношение к человеку и личности объяснить просто не представляется возможным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *