Происшествия

Пилотам Superjet, сгоревшего в аэропорту «Шереметьево», могло не хватить подготовки.

Летчики, комментирующие возможные причины трагедии в аэропорту «Шереметьево», основную проблему видят в том, что пилоты гражданской авиации разучились управлять самолетами. Руководство авиакомпаний превратило пилотов в операторов автоматических систем. Менеджмент таким образом добивается хороших статистических показателей, защищающих бизнес от претензий со стороны надзорных органов, и, что не менее важно, руководство авиакомпаний так экономит: в ручном управлении отклонение самолета на условные 30 метров для самого полета ничего не меняет, но по стоимости на длинном плече это заметный перерасход топлива. Машина таких просчетов не допускает.

Летчикам тоже приятно. Пилот-инструктор Денис Окань написал в своем блоге: «Внес данные в бортовой компьютер о маршруте, взлетел, набрал метров триста, нажал несколько кнопок, и — вуаля! — самолет летит, а ты лениво попиваешь кофе. На посадке, так уж и быть, можно „порулить“. Немного — метров с трехсот, когда лайнер уже на прямой и его не надо особо стабилизировать». По его словам, в 99,99% случаев все так и происходит и заканчивается аплодисментами пассажиров.

Но вот автоматика отключилась. И все. Пилот растерян, потому что тому, как нужно действовать в подобных ситуациях, его учат только на тренажере, раз в полгода, продолжает мысль коллеги летчик-инструктор майор ВВС Андрей Красноперов.

Андрей Красноперов, летчик-инструктор, майор ВВС: «Это все равно, что на тренажере учиться ездить на лошади. А посади вас на живую лошадь, вы на ней будете… непонятно, что твориться будет. Тут надо все делать воочию. Но, к сожалению, такова сейчас реальность, что у нас учат этому только на тренажерах. У нас только летчики-испытатели на этих режимах летают, и нормально, никаких проблем. Но они знают, как летать, даже инструкторы, которые обучают курсантов в училище, они же не могут перевести самолет из автоматического в прямое управление, поскольку это небезопасно. И они не могут даже иногда сказать, как это происходит, только теоретически или на тренажере. Выходит, наши летчики учатся этому, когда получается непосредственно, как случилось в „Шереметьево“.

Интересная деталь: по словам Андрея Красноперова, частными самолетами в России управляют как раз летчики-испытатели. Именно их обеспеченные люди хотят видеть за штурвалами своих бизнес-джетов. По крайней мере, так говорит собеседник Business FM.

Эксперт предлагает наладить обмен опытом, чтобы авиакомпании периодически приглашали к себе летчиков-испытателей, чтобы они вживую тренировали гражданских пилотов управлению самолетами в ручном режиме. Но это стоит денег.

Готовы ли компании платить — вопрос. Однако то, что сами перевозчики недовольны уровнем подготовки летного состава, — факт. В стране три высших учебных заведения, готовящих гражданских пилотов и несколько училищ. Оборудование, на котором там проходят обучение курсанты, мягко говоря, не везде передовое. И это не все вопросы к системе, говорит независимый аналитик Роман Захаров.

Роман Захаров, независимый аналитик: „Они не дают сертификат пилоту, и ему надо дальше переучиваться на реальное коммерческое свидетельство, которое позволяет ему пилотировать определенный самолет. Это делается в учебных центрах либо самих авиакомпаний, либо зарубежных, либо частных российских, потому что таких государственных центров не существует уже. Как показала проверка, многие учебные центры просто тупо выдавали сертификаты, не проводя реального обучения, то есть они проводили, но какое-то ограниченное, типа „тренировка“ даже не на тренажере, извините, а на компьютере, потому что тренажер — это огромный аппарат, который дорого стоит, и так далее“.

Как говорят собеседники Business FM, проблема того, что перестали учить управлять самолетами вручную, касается не только России. Однако, по данным Международной ассоциации воздушного транспорта IATA, например, за 2017 год количество авиационных происшествий на миллион полетов в коммерческой авиации в регионе СНГ составило 4,13. Для сравнения, в Северной Америке и Европе этот показатель оказался на уровне 0,57 и 0,67 соответственно. Больше, чем в России, происшествий за 2017 год было только в Африке. И уже по информации МАК, в 2018 году число жертв авиакатастроф в странах бывшего СССР увеличилось более чем вдвое, до 164 человек. Особенно резко в России — в 2,5 раза, до 128 человек. В 75% случаев причина происшествий — человеческий фактор.

А практика показывает, что самолеты можно сажать в самых разных условиях. Вспомнить посадку Airbus A320 на воду реки Гудзон, когда летчик приводнил самолет, у которого отказали сразу два двигателя из-за попадания в них птиц. Ну или буквально 12 мая в Мьянме аварийно сел Embraer 190, между прочим, прямой конкурент SSJ-100. Embraer сел без выпущенной стойки переднего шасси. Корпус воздушного судна заискрил, но пожара не произошло. Обошлось без жертв.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *