Мошенники

Михаил Барышев шил генералам спортивную форму из кармана ЦСКА

Вчера бывший начальник ЦСКА Михаил Барышев, которому инкриминируется получение взяток и хищения на общую сумму около 32 млн руб., был обвинен еще и в попытке побега из-под стражи (ст. 30 и ст. 313 УК РФ). Защита полковника убеждена, что он растолкал конвоиров и ненадолго вырвался из кабинета следователя только в знак протеста. Обвиняемый жаловался главе СКР Александру Бастрыкину на предвзятое к нему отношение военного следствия, просил передать дело в гражданские подразделения комитета, но получил отказ.

Объясняя следствию свой демарш, состоявшийся во время конвоирования господина Барышева с допроса по коридору здания военного следственного управления (ВСУ) СКР по Москве, полковник сообщил, что рассматривал несколько вариантов протеста. В их числе были «голодовка и вскрытие вен», от которых пришлось отказаться. То и другое, по мнению арестанта, обязательно «ухудшило бы положение непричастных к творящемуся беззаконию сокамерников и сотрудников тюрьмы». В итоге остановился господин Барышев на «попытке побега» — это словосочетание полковник потребовал указать в протоколе в кавычках.

Арестант, по его словам, был готов и даже рассчитывал на «получение телесных повреждений», которые «невозможно будет скрыть» от руководителей комитета, находящихся «вне военного следственного ведомства».

Реализовать свой замысел господин Барышев решил в день предъявления ему новых обвинений, о чем стало известно только в суде (см. “Ъ” от 12 ноября). Не глядя подписав, по его словам, 50-страничный документ, Михаил Барышев попросился на выход, а оказавшись в коридоре, «отодвинул», как он выразился, конвойного и бросился к лестнице. Вниз, к выходу из здания, арестант, по его словам, не побежал, поскольку «для реального побега не было ни смысла, ни возможности». Поэтому сделав «два десятка шагов», остановился, дожидаясь охранников, которые его скрутили.

Как выяснилось, на такие действия Михаила Барышева подтолкнул полученный им незадолго до этого ответ главы СКР Александра Бастрыкина.
Следует отметить, что за председателя следственного ведомства офицеру ответил один из его подчиненных в звании подполковник. Полковник Барышев просил господина Бастрыкина передать его уголовное дело в ГСУ СКР, объясняя это необъективностью военных следователей, но получил отказ.

По версии заявителя, в неформальные имущественные отношения с руководством ВСУ по Москве и Главного военного следственного управления (ГВСУ) СКР он вступил еще в конце 2016 года, во время подготовки к III Всемирным военным играм, проходившим в феврале 2017 года в Сочи. Господин Барышев, по его словам, попал тогда в сложную экономическую ситуацию: мероприятие не финансировалось вплоть до конца декабря 2016 года. В связи с этим организатору пришлось привлекать «огромные средства» знакомых коммерсантов, «в том числе наличные», чтобы расплатиться с фирмами, предоставившими ЦСКА форму для спортсменов, автотранспорт, мониторы и программное обеспечение для трансляции соревнований и т. д.

Понимая, что его действия носят не совсем законный характер, Михаил Барышев, по его словам, стал консультироваться с чиновниками, «к мнению которых прислушивался».

В их число, по его словам, попали начальник ГВСУ Александр Сорочкин, глава ВСУ по Москве Андрей Генералов и даже один из чиновников военной контрразведки ФСБ. Все они, как полагал господин Барышев, одобрили его коммерческие инициативы, поскольку направлены они были только на решение государственной задачи.

Однако уже после того, как военные игры были с успехом проведены, ВСУ по Москве пришло к выводу о том, что их организатор брал взятки с бизнесменов, пожелавших принять участие в обеспечении масштабного мероприятия. Кроме того, следствие решило, что господин Барышев использовал в личных целях средства Фонда спортивных инициатив ЦСКА, созданного для финансирования внебюджетных проектов Минобороны, да еще и выписывал подчиненным фиктивные премии, которые заставлял потом возвращать. В итоге офицеру были предъявлены обвинения в десятке преступлений.

Михаил Барышев, в свою очередь, сообщил Александру Бастрыкину, что добытыми им на организацию военных игр деньгами активно пользовались консультанты в погонах, к которым он обращался. Так, например, генералы Сорочкин и Генералов, по словам полковника, просили его профинансировать «нужды военных следственных подразделений». «Я был вынужден на это пойти — например, организовать пошив спортивной формы для сотрудников ВСУ»,— признался офицер. Кроме того, по его словам, из собранных для игр средств он якобы оплачивал посещение фитнес-центра дочерью Александра Сорочкина. Накопившийся у него компромат, по мнению полковника, и послужил одним из оснований для его уголовного преследования. В ГВСУ СКР оперативно получить комментарии не удалось.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *