Главное

107 миллионов рублей из «Донинвеста», и выводил ли их Александр Григорьев?

107 миллионов рублей из «Донинвеста», и выводил ли их Александр Григорьев?Сложно указать точное количество жалоб и обращений, направленных защитой Александра Григорьева в различные структуры и органы, но все они, безусловно, имеют под собой веские основания. Григорьев обвиняется в выводе 107 миллионов рублей из банка «Донинвест». Он, к слову, являлся акционером «Донинвеста», и сам же вкладывал деньги в его развитие, а потому целесообразность подобных финансовых махинаций стоит под большим вопросом. Естественно, сам бизнесмен так же отрицает свою причастность к хищениям, и объясняет это тем, что этими действиями нанес бы ущерб себе же. Несмотря на позицию Григорьева и отсутствие прямых доказательств его вины, суд постановил в качестве меры пресечения использовать заключение под стражу при том, что тот готов был внести залог в сумме якобы причиненного ущерба. У самого Александра Григорьева и его защиты есть достаточно оснований для того, чтобы предположить, что его арест – это лишь дополнительная возможность отобрать его процветающее дело. Вполне вероятно, что уголовное преследование инициировано кем-то из «обиженных» Григорьевым персон, которым он в чем-то мог «перейти дорогу».До настоящего момента существенных продвижений следствия в деле Александра Григорьева не наблюдается, кроме, разве что, намеренных его оговоров лицами, заинтересованными в защите личных интересов и предвзятости следствия. Между прочим, сумма якобы похищенных Григорьевым 107 миллионов рублей – это уже сниженная «ставка». Сразу же после задержания Александра Григорьева большая часть средств массовой информации практически единогласно трубила о похищенной сумме в 50 миллиардов долларов США, что для восприятия простого человека крайне сложно. Однако, доказательств такого резонансного хищения, как, впрочем, и 107 миллионов российских рублей, предоставлено не было, и потому цифры пришлось существенно снизить до тех самых 107.Примечательно, что «Донинвест» «оброс» проблемами задолго до того, как его экс-владелец, Михаил Парамонов предложил Александру Григорьеву приобрести долю акций банка. По какой-то необъяснимой причине следствие не уделило данному факту должного внимания, и предпочло рассматривать лишь тот период времени, когда Григорьев уже вошел в состав совладельцев. Между прочим, Правление и руководство банка остались прежними, и продолжали проводить все ту же политику, что велась при Парамонове. Григорьев, хоть и приобрел долю акций, вложил в «Донинвест» собственные средства, не только не имел права подписи, но и не входил в круг руководителей, а потому физически не мог влиять на деятельность и операции банка. Вот и получается так, что формально акционеры менялись, но управление осуществлялось старым владельцем. Имея проблемы и во второй принадлежащей ему структуре, Парамонов постарался ее поддержать, и именно потому «Донинвест» оказался «продырявленным», с невозвратными кредитами и сомнительными перспективами.Относительно будущего «Донинвеста» ясность имеется, не понятно только, сколько времени придется затратить Григорьеву и его защите, чтобы оправдать честное имя бизнесмена.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *